Муниципальное автономное учреждение «Информационно-издательский центр «Суздаль-Медиа» Суздальского района Владимирской области
г. Суздаль, Красная площадь, 1 +7 (49231) 2-03-34, 2-08-95

Все для фронта, все для победы!

29 Июня, 2020

Отдаляясь от нас во времени, Великая Отечественная война не теряет своего трагизма и героизма, не становится менее интересной для исследователей, занимающихся военной или региональной историей ХХ в. Напротив, всё величественней становится подвиг советских людей, спасших свою страну и народы Европы, хотя сторонников переписать историю, в том числе и события Великой Отечественной войны, становится всё больше, что очевидно даже на страницах наших школьных учебников. Будем надеяться, что всё встанет на свои места. И Великая Отечественная война останется в памяти всех временем массового героизма и самоотверженности нашего народа.
Участие в движении к Победе принимали все города, сёла и деревни Советского Союза, находились ли они в глубоком тылу или во фронтовой зоне.Наш глубоко провинциальный маленький Суздаль и весь Суздальский район во время Великой Отечественной войны жили так же, как и другие тыловые советские города и сёла, помогая чем можно фронту и надеясь на Победу. Из города и района на фронт, по данным военного комиссариата, ушли 11073 человека, не вернулись 7145. На всех фронтах воевали наши земляки. Целый месяц сражались пограничники и подразделения полевых войск, оказавшиеся в Брестской крепости. Среди них были и наши земляки: Николай Андреевич Ломакин, Александр Иванович Сидорков, Александр Иванович Копейкин. На Воронежской земле повторил подвиг А. Матросова наш земляк Геннадий Вавилов. В Заполярье героически воевал вместе с сыном уроженец села Абакумлево комиссар Д.И. Ерёмин, позже ставший прототипом персонажа пьесы К. Симонова «Русские люди». Среди героев-танкистов прославился и наш земляк Сергей Владимирович Устинов. Он родился в Суздале в 1923 г. Ушёл добровольцем в армию. После окончания танкового училища стал командиром танка. Во время сражений по освобождению Украины, при форсировании р. Ингулец, завязался неравный поединок со значительно превосходящими силами противника. В этом бою было подбито 5 советских танков, среди них и танк лейтенанта Устинова. Целую ночь провёл экипаж в осаждённой машине, ведя бой. Под утро кончились боеприпасы. Немцы окружили танк и предложили экипажу сдаться. Танкисты отказались. Фашисты обложили танк соломой, облили бензином и подорвали. Через два дня после Николая Гастелло его подвиг повторил наш земляк, уроженец села Богослово Сергей Кошелев, направив подбитый самолёт на танковую колонну противника на Минском шоссе. От первого до последнего дня воевал суздалец танкист Владимир Фёдорович Дорогов. На Ленинградском фронте геройски сражался уроженец села Коровники ефрейтор Михаил Сергеевич Гонцов, под Вязьмой получил тяжёлое ранение пулемётчик Андрей Павлович Евский из Боголюбова.
Были среди воинов и совсем юные, вчерашние школьники. Выпуск 41-го принято называть «огненным выпуском». 21 июня 1941 г. в суздальской средней школе был выпускной вечер. Около 100 полноправных граждан были готовы шагнуть в будущее… А 22 июня, узнав о войне, все юноши подали заявления о добровольном вступлении в ряды Красной армии. Многие из них окончили курсы младших лейтенантов, стали танкистами (как С. Устинов), лётчиками. Выпускники суздальской школы воевали на Карельском, Белорусском, Волховском, Юго-Западном, Северо-Западном и Первом Украинском фронтах. Все они могли многое совершить в этой жизни. Но судьба распорядилась по-иному. Вернулся с фронта только каждый четвёртый (25 человек), большинство – с ранениями, контузиями, увечьями.
Трудная дорога пройдена нашими бойцами за время вой­ны, но ещё тяжелее она была для женщин и девушек. Вера Николаевна Белина – военврач, капитан медицинской службы. Со своим артиллерийским полком она прошла от Москвы до Германии, участвовала в боях на Курской дуге, во взятии Варшавы. За свои боевые подвиги награждена орденом Красной Звезды и медалями. Елизавета Павловна Качалова – старшая военная медицинская сестра, участница освобождения Польши. Однажды под ураганным огнём ей пришлось делать переливание крови одному из раненых. Когда закончился обстрел, все с удивлением смотрели на бесстрашную медсестру. Командование наградило её орденом Красной Звезды. С 1942 по 1945 г. служила медсестрой в полевом госпитале Клавдия Васильевна Ильина, имеет боевые награды, телеграфистка Лидия Фёдоровна Ванина имела семь боевых наград. 175 девушек и женщин Суздальской земли защищали Родину на фронте. 
А как измерить подвиг и трагедию матерей, провожавших на фронт своих детей?.. У жительницы Суздаля Варвары Николаевны Резвовой было шесть сыновей. Всех их она проводила в 1941 г. на войну, из них не вернулись четверо, пятый вскоре после войны умер от ран. Семерых сыновей проводила на фронт семья Анны Васильевны и Ивана Александровича Мироновых из деревни Глумово (деревня ныне не существует, с 1965 г.  это территория Камешковского района Владимирской обл.).
Около 600 наших земляков удостоены боевых наград, 13 уроженцев Суздальского района стали Героями Советского Союза. К сожалению, живых участников Великой Отечественной войны и приравненных к ним лиц, становится все меньше и меньше.
С первых дней войны многие суздальцы уходили добровольцами. После выступления Сталина по радио 3 июля заявления в военкоматы поступали в массовом порядке, в том числе и от девушек. Первыми были коммунисты и комсомольцы: сразу же в начале войны ушли на фронт 2 члена бюро райкома, 10 депутатов районного, 9 городского и 131 сельских Советов – всего 423 руководящих партийных, советских и хозяйственных работника, 972 комсомольца, в том числе 175 девушек. Возникший недостаток руководящих кадров заставил перестроить политическую и агитационно-пропагандистскую работу на военный лад: парткабинет райкома был преобразован в агитпункт для чтения лекций и докладов, агитаторами (более 240 чел.) выступали наиболее грамотные в политическом отношении люди – учителя, председатели колхозов, работники советов, почты, политотдела МТС. Колоссальная нагрузка и ответственность легла на оставшихся членов партийных и советских органов, которые должны были организовать работу всех колхозов и организаций так, чтобы силами в основном женщин, стариков и подростков выполнить возраставшие планы поставок продукции в отсутствии основной рабочей силы. В райкоме был образован военный отдел, который возглавлял тов. Корноухов. Руководители, как и рядовые труженики, работали, не считаясь со временем и здоровьем. В 1945 г. председатель исполкома Суздальского райсовета депутатов трудящихся Ксенофонт Анисимович Серёгин в числе руководителей других районов области был награждён орденом Отечественной войны I степени. 
Важную роль в агитационной работе выполняла районная «Колхозная газета» (сейчас это «Суздальская новь»). Активно использовали переписку с фронтовиками: письма с фронта регулярно печатались в газете, их зачитывали на собраниях и митингах. Уже 7 августа 1941 г. в материале «Бить врага до полного уничтожения» газета пишет: «Красноармейцы товарищи Грязнов из села Фомиха, Игнатьев из села Лопатницы, Фокин и Гаврилов из села Выпово, младший сержант М.М. Хомяков из Якиманского в своих письмах заверяют, что будут мужественно защищать свою Родину и обращаются к землякам своим с призывом по-военному организовать уборку обильного урожая, усилить охрану социалистической собственности, тем самым помочь Красной Армии ускорить победу над фашистскими варварами». В последующих номерах в газете публикуются сами письма или отрывки из них. Рубрика «Письма с фронта» становится регулярной вплоть до 1945 г. Например, 5 февраля 1942 г. газета публикует письмо бывшего колхозника дер. Песочное лейтенанта К.А. Ефремова. В первом номере «Колхозной газеты» 1944 г. было напечатано письмо: «Мы, бывшие жители д. Турово и с. Кистыш, комсомолки М. Райкова и А. Срывкова поздравляем с Новым годом комсомольцев Суздальского района. Дорогие товарищи! В Новом году работайте ещё лучше на колхозных полях, добивайтесь высоких урожаев, давайте больше хлеба, продуктов фронту и стране, а вместе с работой изучайте и совершенствуйте военное дело, чтобы в любой момент быть готовыми бить проклятых фашистов. Мы сами недавно с колхозных полей, но уже изучили воинские специальности и являемся уже настоящими воинами. Мы просим вас писать нам, как вы живёте, как учитесь. Наш адрес: Полевая почта 53411-А». Как правило, газеты с письмами зачитывались на собраниях, в ответ колхозники брали на себя дополнительные обязательства, о чём сообщалось на фронт. Письмо суздальца лейтенанта Михаила Потехина, рассказавшее о встрече с войсками союзников, состоявшейся 1 мая, было опубликовано в «Колхозной газете» 22 мая 1945 г. 
Из местного населения создаётся народное ополчение, сбор добровольцев-ополченцев состоялся на Красной площади Суздаля уже 7 июля. На 20 ноября 1941 г. в народное ополчение записалось 257 чел. (в том числе 42 коммуниста и 10 комсомольцев). Рота народного ополчения с 14 ноября 1941 г. была переведена на военное положение и отправлена на строительство военных объектов.
Быстрое продвижение немцев обусловило принятие постановлений о создании партизанских отрядов. В Суздале 25 человек добровольно вступили в ряды партизан и приняли клятву партизан, среди них Леонид Павлович Свешников, Павел Иванович Зимин, Михаил Иванович Хохорин, Иван Павлович Никитин, Василий Андреевич Рунов и другие. Организаторами выступали, конечно, органы власти того времени – райком и райисполком. Было начато обучение населения противовоздушной защите и противотанковой обороне. 
Все годы войны Суздальский сельскохозяйственный район прежде всего выполнял задачи снабжения армии продовольствием. После мобилизации надо было срочно решать проблемы с уборкой хорошего в 1941 г. урожая в отсутствие ушедших на войну мужчин, надо было найти тех, кто смог бы работать на оставшейся технике. После изъятия для действующей армии значительной части лучших тракторов, автомашин, лошадей, на весь район в МТС осталось 20 комбайнов, 119 жаток, 14 тракторных молотилок. Через районную «Колхозную газету» трактористка МТС А. Морковкина обратилась с призывом к женщинам и девушкам: «Сесть за трактор и комбайн». В июле уже 10 девушек работали на тракторах, а к концу сентября откликнулось 60 человек. Например, в селе Павловское уже в первый военный год после окончания курсов работала женская тракторная бригада (Ольга Маркова, Любовь Ульянова, Екатерина Миронычева, Елена Емелина, Мария Бушуева, Клавдия Никитина), руководил бригадой механик Аркадий Ефимович Борисов, а помогали подростки 13–15 лет. В 1944 г. всех членов бригады наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», а Ольгу Маркову – орденом Трудового Красного Знамени. О девушках-трактористках и их трудовых успехах неоднократно рассказывала местная газета. Осенью 1941 г. и зимой 1942 г. в суздальской школе механизации сельского хозяйства была организована подготовка кадров механизаторов для работы на колёсных тракторах, обучили две группы по 70 человек, преимущественно девушек. За 1941–1943 гг. в школе механизации и в сельскохозяйственном техникуме в ускоренном режиме было подготовлено 1900 специалистов для сельского хозяйства. 
Вернулись на работу в колхозы пенсионеры и престарелые. Например, в селе Гнездилово пришли на работу Илларион Михайлович Марьюшкин 75 лет, Василий Иванович Трофимов 73 лет, Степан Михайлович Тужиков 69 лет, Михаил Иванович Ерофеев, инвалид 2-й группы. Возвращались с фронта комиссованные по ранениям и также старались быстрее включиться в трудовую деятельность. Активно привлекались к работам школьники. Например, в Суздале 120 школьников ежедневно летом работали в пригородном совхозе на прополке овощей. Была проведена мобилизация пятисот горожан на 15 дней для уборки урожая. 
Многие работники колхозов, совхозов и предприятий города мобилизовывались на строительство рубежа военных укреплений, проходящего по Владимирской области. В хозяйствах не хватало рабочих рук, сельскохозяйственной техники. Бригадир из села Весь Курышев первым начал использовать в полевых работах бычков и коров, сделал специальную сбрую, обучил колхозников работать на этих животных. Во всех колхозах в январе-марте 1942 г. были проведены курсы по обу­чению работе на быках и коровах. Статьи с разъяснениями, как организовать работу на коровах и быках, неоднократно публикуются также на страницах газеты. Оставшиеся в хозяйствах лошади были важной тягловой силой, поэтому к ним относились очень бережно. Газета неоднократно публиковала обширные материалы на эту тему. Например, 5 июля 1943 г. статью «Забота о коне – военно-хозяйственная задача», 22 марта 1945 г. материал «Подготовим коня к весеннему севу», 18 декабря 1945 г. материал с районного совещания коневодов под названием «Колхозному коню – заботливого хозяина». На совещании лучшим конюхам и ездовым были вручены медали за доблестный труд в Великой Отечественной войне, среди них медалью и значком «Отличник социалистического земледелия» «за честную работу в качестве пахаря и любовное отношение к коню» награждён Коля Артамонов из Фомихинского колхоза (село Фомиха с 1965 г. отошло к Камешковскому району Владимирской обл.). 6 апреля 1945 г. в небольшой заметке участковый ветфельдшер Максимов рассказывает о хорошем состоянии конского поголовья в колхозе имени 1 Мая Павловского сельсовета и сообщает, что «за добросовестное и заботливое отношение к лошадям братья-подростки Луговкины, Николаев Я.К. и его сын Сергей, Вольнов Я.С. получили благодарность от правления колхоза и денежное вознаграждение».
Многие бригады МТС ежедневно и ежегодно перевыполняли нормы выработки. Тракторная бригада под руководством Власова в 1944 г. на колёсных тракторах выполнила годовой план на 318%, заняла первое место в МТС и была награждена премией в сумме 3000 руб. А вся МТС была награждена Красным Знаменем Наркомзема, обкома и облисполкома. Трудовой героизм – это не красные слова, а ритм тыловой жизни того времени. Засеять, убрать, сдать, перевыполнить – такие распоряжения постоянно поступали в колхозы, не выполнить было невозможно, для фронта отдай последнее, и люди трудились из последних сил.
Суздальскими колхозами за 1941–1944 гг. было сдано государству 21087 тонн зерна, 3343 тонны овощей, 22320 тонн картофеля, 1096 тонн мяса, 6052 тонны молока. Колхозники старались не только выполнить, но и перевыполнить планы поставки продукции. Так, в 1943 г. сверх плана было сдано 1800 тонн зерна, 2000 тонн картофеля. За доблестный труд в годы войны и за успешное выполнение заданий правительства 40 тружеников сельского хозяйства района в 1945 г. награждены орденами и медалями. 
Не менее напряжённо трудились и работники немногочисленных мелких предприятий города – артели инвалидов «Коллективный труд», райпромкомбината, райпищекомбината, артели промкооперации. Шили для армии бельё, вещ­мешки, фуражки и другие изделия, также перевыполняли плановые показатели. Так, например, артель инвалидов спецзаказ июня 1941 г. выполнила за 10 дней, а к 1943 г. сверх плана для Красной Армии было пошито и сдано 2000 пар белья, 9000 вещмешков, 1000 пар шаровар и фуфаек. Лучшими работницами все годы войны являлись П. Барышникова, Л. Блеклова, О. Кочеткова и другие.
Уже в июле 1941 г. в стране разворачивается широкое движение по созданию Фонда обороны. С первого года войны в районе и городе поддержали всенародное движение помощи фронту, начался сбор денег, продуктов, вещей в Фонд обороны. Например, на собрании в селе Заполицы за два часа колхозники внесли 1365 руб., сдали 245 л молока, 260 яиц, 25 кур и гусей, а сам колхоз ещё тёлку, 300 руб. и тонну молока («Колхозная газета», 30 июля 1941 г.). Колхозники села Михайлова Сторона передали для фронта 35 л молока, 130 яиц, 548 руб., колхозники с. Менчаково в августе 1941 г. наловили в реке Ирмезь и сдали в подарок Красной Армии 107 кг рыбы, члены артели «Новый путь» Гавриловского сельсовета собрали и сдали 400 кг мяса, работники Суздальского узла связи перечислили в Фонд обороны однодневный заработок, ученики 4 школ города и района собрали больше 2 тонн грибов и т. д. Сами колхозники жили при этом почти впроголодь...
В августе 1941 г. через Суздальское отделение Госбанка в Фонд обороны поступило 50150 руб., в октябре эта сумма увеличилась до 115257 руб. Большие суммы были собраны по подписке на займы (33 млн) и по денежно-вещевой лотерее (4 млн). В сентябре 1941 г. начался сбор тёплых вещей для Красной Армии. Всего суздальцами было собрано 4300 пар валенок, 10100 овчин, 13800 пар варежек, много шерсти, белья, шапок и т. д.
В конце 1942 г. в стране началось массовое движение по сбору средств на вооружение Красной Армии. Не остались в стороне и суздальцы. Председатель колхоза «Единый путь» села Туртино Михаил Иванович Хохорин внёс 105 тыс. руб. своих личных сбережений, а колхозники этого села собрали 130 тыс. руб. Председатель колхоза села Омутское Иван Фёдорович Шишалов внёс 50 тыс. руб., колхозники этого же колхоза – 70 тыс. руб. Средства пошли на строительство танковой колонны «Ивановский колхозник». В телеграмме на имя М.И. Хохорина Сталин писал: «Благодарю колхозников колхоза «Единый путь», лично Вас, Михаил Иванович, за вашу заботу о Красной Армии. Примите мой привет». В 1943 г. М.И. Хохорин лично передавал танк танкистам в прифронтовой полосе. Всего на танковую колонну «Ивановский колхозник» в Суздальском районе было собрано 5 млн 180 тыс. руб. и во Владимирском районе 4 млн 437 тыс. руб. Собирали деньги и на самолёты. В районной газете в январе 1943 г. сообщалось о благодарности Сталина бригадирам тракторных бригад Суздальской МТС Василию Александровичу Сидорову, Павлу Васильевичу Нечагину, Ивану Михайловичу Голеву, Ксенофонту Ивановичу Сосипаторову и Якову Петровичу Данилову за их заботу о воздушных силах Красной Армии. Надо сказать, что подобные телеграммы за подписью Сталина являлись очень действенной агитационной формой. Они вызывали благодарность, ответный искренний энтузиазм и желание сделать ещё больше для фронта и для Победы. 10 января 1943 г. в газете опубликована телеграмма Сталина в адрес секретаря Ивановского обкома ВЛКСМ, в которой говорилось: «Передайте комсомольцам, молодёжи, пионерам и школьникам Ивановской области, собравшим средства на строительство танковой колонны «Ивановский колхозник» и эскадрильи самолётов «Юный ивановец», – мой горячий привет и благодарность Красной Армии». В ответ прошли собрания в школах. Например, в суздальской средней школе № 1 на собрании в ответ на телеграмму «Учащиеся приняли решение – усилить помощь фронту, улучшить качество учебной работы, более активно заниматься изучением военного дела» преподаватели и учащиеся послали телеграмму товарищу Сталину с рапортом о помощи школы фронту. На митинге в этот день было внесено в фонд помощи Красной Армии около 3 тысяч рублей. Всего внесено школой 14200 руб.».
Распространялись сборы подарков для армии к праздникам – Дню Красной Армии, 1 Мая, празднику Октября. Собирали продукты для раненых, лечившихся во владимирских госпиталях, посылали подарки посылками на фронт, помогали семьям фронтовиков. В 1944 г. была оказана помощь 2098 семьям дровами, мукой, молоком, солью, мылом, одеждой и т. д.
В сборе средств для оснащения Красной Армии и помощи семьям фронтовиков активное участие принимала и Владимирская епархия Русской православной церкви, за что Сталин телеграммой от 25 января 1945 г. благодарил епископа Владимирского и Суздальского Онисима (Фестинатова).
В хозяйствах района был размещен крупный рогатый скот, эвакуированный из Московской обл., его надо было сохранить, что требовало дополнительных кормов и рабочих рук, которых катастрофически не хватало. На этапе освобождения советских земель Суздальский район не остался в стороне от участия в восстановлении хозяйства бывших оккупированных областей Советского Союза. Уже зимой 1943 г. в газете была развёрнута кампания сбора помощи освобождённым регионам. Суздальцы поддерживали колхозы и жителей Сталинградской, Смоленской, Калининской областей. Им было передано 6250 тонн семян, 1440 голов скота, делились одеждой, бытовыми вещами. Суздальцы из чувства братской солидарности, понимая, что чем скорее будет восстановлено хозяйство освобождённых территорий, тем скорее будет легче всем, посылали то, в чём сами остро нуждались.
Несмотря на героический труд, надо отметить, что нехватка техники, кормов для скота, квалифицированных кадров и просто рабочих рук, отсутствие агротехники привели к ухудшению положения сельского хозяйства в целом. Урожайность и продуктивность скота в общем по району в годы войны были невысокие: в 1941 г. собранный урожай зерновых составил 4–6 ц с га, в 1943-м – 9 ц, в 1944-м – 5,75 ц. Картофеля в 1941-м – 39 ц, в 1943-м – 62 ц, в 1944-м – 57 ц. Много усилий суздальские колхозы затрачивали на выращивание сложной и трудоёмкой в посадке, обработке и уходе и не очень урожайной в средней полосе каучуконосной культуры – кок-сагыза – планы на которую были спущены всем колхозам, но не все с ними справлялись. «Колхозная газета» регулярно и много пишет о кок-сагызе, об агротехнических особенностях его выращивания, об уходе и урожае, о кок-сагызоводах и т. д. Кок-сагыз, необходимый для получения резины, выращивался в средней полосе России с середины 1930-х – до середины 1950-х годов, потом в связи с началом производства искусственного каучука и развитием импорта каучука, его возделывание в России было отменено.
Как и военнослужащие, многие жители города и района в начальный период войны участвовали в сооружении оборонительного рубежа, проходившего по Владимирской области. На Златоустовском и Селецком кладбищах города похоронено несколько умерших в тот период от болезней красноармейцев-сапёров 4-й бригады 3-й сапёрной армии, строивших в 1942 г. данный оборонительный рубеж.
Рядом с селом Добрынское, по направлению к деревне Чириково, уже в 1941 г. силами заключённых был построен военный аэродром со взлётной полосой больше 1 км, с которого вылетали на задание парашютисты-десантники. Солдаты, обслуживавшие аэродром и самолёты, пилоты жили практически во всех домах жителей Добрынского, в близлежащих деревнях и в землянках, рядом со взлётным полем. Командовал отрядом известный в войсках и любимый солдатами капитан И.Г. Старчак, о котором после войны военный корреспондент И.М. Лемберик написал документальную книгу «Капитан Старчак». Данный аэродром после войны стал основой для расположения вертолётной части и строительства посёлка Сокол.
Многие суздальцы в годы войны стали донорами и сдавали кровь для переливания раненым, например, девушка из Боголюбова Надежда Шахова сдала за два года девять литров крови, тем самым, наверное, спасла не одну солдатскую жизнь. 500 граммов крови Надежды Шаховой в 1942 г. сохранили жизнь и молодому лейтенанту Алексею Кравченко, который написал своей спасительнице благодарное письмо. Между ними завязалась переписка, в которой рефреном шли слова: «мы встретимся» – но в 1944 г. переписка оборвалась… А Надежда Шахова и после войны всё ждала стука в дверь, так и не выйдя замуж...
Несколько событий военного времени остались в истории древнего Суздаля. В августе 1941 г. исполком Суздальского совета принимает решение о сдаче свободных площадей Архиерейских палат, где размещался Суздальский краеведческий музей, в аренду Владимирскому учительскому институту. Институт не успел заселиться, так как уже в октябре того же года на 2-м этаже тех же Архиерейских палат кремля размещается 22-й военно-дорожный отряд НКВД. Музей в это время был закрыт, работать остался только директор Алексей Дмитриевич Варганов, не попавший на фронт по состоянию здоровья, выполнявший тяжелейшую задачу – сохранить музей и экспонаты. Все музейные предметы были собраны, закрыты и опечатаны в двух помещениях на 3-м этаже палат и в Рождественском соборе. К сожалению, это не остановило, как пишет директор музея, «несознательных бойцов части», которые неоднократно взламывали опечатанные двери, воровали и портили музейное имущество. Отряд НКВД занимал помещения ровно год, после чего в сентябре 1942 г. в Суздаль прибывает эвакуированное Винницкое военное пехотное училище, разместившееся в Архиерейских палатах кремля и ещё в некоторых зданиях города. Взломы, кражи и порча музейного имущества продолжаются. По фактам краж и взломов собирались комиссии, но результата не было. Сохранились три большие папки с письмами, актами, протоколами, обращениями к прокурору, в Наркомпрос, к секретарю обкома ВКП(б), даже в Совнарком СССР. Директор музея, конечно понимал, что курсанты, воспитанные в атеистическом духе, не понимают ценности церковных предметов искусства, которые в основном и составляли музейную коллекцию того времени. Кроме того, завтра они уйдут на фронт. Поэтому, заколотив в очередной раз взломанные двери, директор музея отправлялся этим же курсантам читать лекции по истории Суздальского края, рассказывать о выдающихся русских полководцах и о победах русских воинов в прошлые века. Как писал позже сам А.Д. Варганов, «…по рекомендации райкома партии я выполнял обязанности культработника: организовал клуб, писал афиши, плакаты, раздавал воинам свежие газеты, журналы, письма, читал лекции, знакомил молодёжь с достопримечательностями древнего Суздаля, ставил спектакли». Алексей Дмитриевич Варганов с удовольствием и активно занимался просветительской деятельностью. В военные годы в местной газете регулярно появляются его статьи на исторические, патриотические, воспитательные темы, Варганов рассказывает о людях села и их нелёгкой военной жизни, публикует материалы в рубрике «Суздальцы на фронтах войны» и т. д. 
Участник войны, бывший курсант Винницкого пехотного училища Н. Демьянов вспоминал о пребывании в городе: «С юга окружным путём училище передислоцировалось в декабре 1942 г. в Суздаль, чтобы здесь продолжать подготовку офицерских кадров, в которых так нуждалась сражающаяся армия. Командный и преподавательский состав учебного заведения состоял из фронтовиков, прошедших лечебный курс в госпиталях после ранений, и призванных из запаса людей уже немолодого возраста. Учебные же подразделения состояли из нас, вчерашних школьников Ивановской и ряда соседних областей… Распорядок дня был настолько плотным и жёстким, что свободного времени у курсантов практически не оставалось. Город ещё спал, а его улицы уже оглашались шагами армейского строя – мы уходили в поле, чтобы снова и снова отрабатывать тактику боя: в обороне, с марша, в окружении и в наступлении, против танков… Тактическим занятиям отводилось по шесть – восемь, а то и десять часов ежедневно. Окрестность Суздаля каждый из нас не только исходил и избегал, но и исползал на животе. На занятиях по тактике мы так уставали, что засыпали прямо на снегу – «в обороне» и дальше в строю – «на марше». Интересные документы о пребывании Винницкого пехотного училища в Суздале хранятся, к сожалению, пока по-настоящему не разобранные и не исследованные, в музее Боевой славы суздальской средней школы № 1. После войны, вплоть до 80-х гг. ХХ в., бывшие курсанты Винницкого пехотного училища приезжали в Суздаль на встречи, делились со школьниками и местными участниками Великой Отечественной войны воспоминаниями, писали письма – все эти материалы находятся в школьном музее.
В 1944 г., после освобождения Украины, Винницкое военное пехотное училище вернулось на родину. Архиерейские палаты были освобождены, но здания было приказано передать ГУЛАГу НКВД. Только после обращения директора музея к секретарю райкома ВКП(б), всё вернулось на свои места.
Во время войны Суздальский краеведческий музей пережил тяжёлые времена. Уже с начала войны директору музея приходят распоряжения представить списки «немузейных предметов» из драгоценных металлов и бронзы для сдачи их в Фонд обороны. В результате было сдано 315 кг бронзы. И если бы не принципиальная и честная позиция сотрудников Наркомпроса, которому подчинялся музей, неизвестно, скольких бы ещё раритетов лишилось собрание музея, так как возражать против сдачи предметов в Фонд обороны для директора маленького провинциального музея в военное время означало бы саботаж и все связанные с этим последствия. А.Д. Варганов совмещал и должность инспектора по охране памятников. Особенно тяжёлым в годы войны было состояние Покровского монастыря, где жители разбирали на топливо многие деревянные части построек, снимали железо с кровли, дети били стёкла, в подцерковье собора существовал курятник, под колокольней – сортир и т. д. «Но что можно сделать?! К кому предъявить иск? Только закроешь лицо руками и уйдёшь», – писал директор музея в своём дневнике после очередного посещения монастыря. Тем не менее, эти вопросы он поднимал и на страницах газеты. 30 сентября 1942 г. материал об истории Покровского монастыря под рубрикой «Хранить памятники русской старины» Варганов заканчивает критическим абзацем: «Но суздальцы плохо берегут эти жемчужины истории (далее он перечисляет безобразия в Покровском монастыре. – авт.). Много раз об этом говорилось на исполкоме Горсовета, выносились решения о хранении памятников старины, но люди не могут проникнуться любовью и уважением к нашей родной седой старине, гордости нашего отечества». 9 октября в газете публикуется статья профессора Н.Н. Воронина «Охрана памятников древней архитектуры в Суздале», которая заканчивается словами: «Жители Суздаля должны гордиться художественными сокровищами родного города и всячески оберегать их от разрушения».
Интересна и по-человечески трогательна ещё одна страница жизни Суздаля военного времени. В город были эвакуированы три детских дома из блокадного Ленинграда. В дни блокады по решению властей в Ленинграде в каждом городском районе были образованы приёмники для детей, чьи родители умерли от голода. При первой же возможности эти детдома должны были быть эвакуированы в тыловые города. Летом 1942 г. три таких детских дома направлены в Суздаль. В Суздале до этого было 3 своих детских дома, поэтому детдом № 43 Красногвардейского района стал Суздальским домом-интернатом № 4, детдом № 20 Ленинского района – домом-интернатом № 5, детдом № 49 Фрунзенского района – домом-интернатом № 6. Вместе с детьми эвакуировался из Ленинграда и персонал этих домов. Детдом № 43 возглавляла Рахиль Соломоновна Кадинер, детдом № 20 – Лидия Ивановна Холина и детдом № 49 – Нина Владимировна Валова. Архивные материалы о том, как привозили ленинградских детей в Суздаль, хранятся в Ивановском архиве, так как Владимирская область входила в то время в состав Ивановской области. Перевозка детей осуществлялась из Иванова через Ковров до Владимира по железной дороге, а оттуда на автобусах и автомашинах до Суздаля. Не всё проходило гладко. Из документов можно понять, что привозили детей дважды – 2 и 10 июля. Из составленного 13 июля 1942 г. отчёта инспектора по хозустройству эвакуированных по г. Владимиру Абрамова: «...Эшелон детей на ст. Владимир лично был встречен мною. В головном буфете ст. Владимир приготовлено было для детей питание, для перевозки детей от Владимира до Суздаля нами было выделено 4 крытых автобуса вместимостью 250 чел. и 1 трёхтонная грузовая автомашина для переброски имущества. Детей от Владимира до Суздаля лично сопровождал я сам. Необходимо отметить безответственное отношение со стороны Суздальского райисполкома к приёму назначенных им эвакуированных детей, который, имея в Суздале более чем достаточно грузовых автомашин, своевременно не доставил их во Владимир… а посему вся тяжесть всей переброски легла на владимирские организации, чего с большим трудом приходилось добиваться». Про достаточное количество грузовых машин, имеющееся в Суздале, инспектор Абрамов, надо думать, сильно преувеличил. Через несколько дней после прибытия детей суздальская газета писала: «Граждане города Суздаля, а также и колхозники радушно встретили детей.
На другой же день стали поступать из колхозов подарки – молоко, яйца, зелёный лук. В районо поступает ежедневно по несколько заявлений с просьбой отдать ребёнка на воспитание. Первая пришла Корячкина Варвара Трофимовна…» Некоторые колхозы брали шефство над детскими домами. Так колхоз «Авангард» Яневского сельсовета взял шефство над детским домом № 5, в октябре 1942 г. выделил 5 маленьких поросят и в дальнейшем помогал продуктами.
Во второй раз привезённых детей, это были уже дети школьного возраста, разместили в здании с/х техникума, та же Борисова докладывает: «В Суздале нас разместили в здании сельскохозяйственного техникума. Кроватей с постельными принадлежностями было приготовлено на 100 человек, некоторым пришлось разместиться по 2 чел. на койке. Вечером ходили мыться в баню. Питание было организовано 4 раза в день. Хлеба выдавали по 400 грамм. 14 июля с директором детского дома были у председателя райисполкома, где обсуждался вопрос о дальнейшем размещении детей».
Не только власти, но и простые жители с состраданием и любовью отнеслись к детям, лишённым детства. Суздальцы приносили для ленинградских детей одежду, овощи и фрукты, книги и игрушки, многих сирот жители Суздаля и района усыновили. Всего в Суздаль было эвакуировано из Ленинграда более 360 детей. 10 лет ленинградские детские дома № 4, 5, 6 существовали в Суздале и были расформированы в 1953 г., к этому времени уже большая часть детей и персонала вернулась в Ленинград, найдя тех, к кому можно было вернуться. Часть детей была усыновлена и обрела свою вторую родину на владимирской и ивановской земле. Одна из них – Валентина Григорьевна Федяева, проживающая и ныне в с. Барское Городище и всю трудовую жизнь проработавшая педагогом, – вспоминает о том времени: «Привезли нас истощённых в Суздаль, уже потерявших почти всех родных и родственников. С нами приехал и весь работающий коллектив детских домов. Фамилии и имена воспитателей и других сотрудников почти всех помню и сейчас. Директором тогда была Кадинер Рахиль Соломоновна, она сама на лошади ездила по деревням и всегда привозила для нас хоть немного продуктов, которыми делились добрые люди, хотя сами были не всегда сыты в те военные годы. После Победы все ленинградские работники уезжали в Ленинград и увозили с собой детей, у которых нашлись родители или родственники, таких было немного, а мы бежали за машиной, падали на землю и плакали – очень хотелось тоже домой в Ленинград. Взамен уехавших, пришли к нам местные работники, директором была Варёнова Антонина Никаноровна, очень добрый душевный педагог. С ней пришли воспитатели: Минеева Глафира Григорьевна, Ванины Зинаида и Нина Васильевны, Осетрова Валентина Константиновна, Деловая Нина Сергеевна, Мировицкая Людмила Вячеславовна и другие. В детдоме работали повара – Шароновы Фроня и Мария, нянечками – Шолохова Альбина и Жильцова (имя не помню) и другие жители Суздаля. Это были очень хорошие люди, они отдавали нам своё тепло и ласку, не считаясь со временем».
Суздальский район разместил и более 4000 эвакуированных из фронтовых зон. Подводя итог вышесказанному, анализируя жизнь тыловой суздальской земли, можем ли мы сказать, что она была легче, чем на фронте? Едва ли…
Упомянем ещё один значимый эпизод в жизни военного Суздаля – в начале войны в Спасо-Евфимиевом монастыре существовал фильтрационно-проверочный лагерь для военнослужащих Красной Армии, прошедших плен, а с начала 1943 г. по 1946 г. в монастыре действовал лагерь для военнопленных, в основном из офицерского состава. Лагерь являлся интернациональным: среди военнопленных были немцы, итальянцы, румыны, хорваты, австрийцы и даже испанцы. Некоторые из них (больше всего итальянцы) в связи с эпидемией тифа нашли последний приют на суздальской земле. Непродолжительное время после разгрома под Сталинградом в 1943 г. в лагере находился главнокомандующий 6-й немецкой армии фельдмаршал Паулюс со своим генералитетом. Некоторые бывшие военнопленные немцы и итальянцы уже в конце ХХ в. посещали Суздаль и место своего пребывания – Спасо-Евфимиев монастырь, ставший к тому времени уже крупнейшим музейным комплексом города. Надо сказать, что о своём пребывании в лагере и об отношении к ним, захватчикам, русского персонала и охраны они вспоминали с благодарностью, некоторые написали мемуары. Несмотря на тяжёлое для русского народа время, все военнопленные содержались в полном соответствии с международной Гаагской конвенцией о военнопленных, их кормили лучше, чем питались в то время советские люди. За три с половиной года через Суздальский лагерь № 160 прошло более 5000 военнопленных, в основном итальянцев.
Важное значение в жизни военного Суздаля и Суздальского района имела районная «Колхозная газета». Особенно часто она выпускалась в 1942 г.: за год вышло 153 номера, в 1943 г. – 86, в 1944 – 53 и в 1945 – 48 номеров. На первом месте по количеству публикаций стоят сведения из колхозов о ходе посевных и уборочных работ, о передовиках, о тех, кто заменил ушедших на фронт, о помощи фронту в самых различных формах: сводки о сдаче с/х продукции, выполнении и перевыполнении планов, о ходе сборов денег, вещей, подарков для фронта и госпиталей, о займах и подписке на них в районе и т. д. Публиковались официальные документы, постановления, речи политических деятелей, много агитационных материалов, которые должны были стимулировать читателей на трудовые подвиги во имя Победы. Регулярно, особенно часто в 1942–1943 гг., публиковались письма земляков с фронта с рассказами о службе и с призывами работать лучше и всё делать для Победы. С 1942 г. на страницах газеты публикуется рубрика «Суздальцы на фронтах войны». В меньшем объёме, но публиковались текущие материалы, например, о подготовке школ к учебному году, о совещании учителей и т. д. Тяжела была работа редактора и корреспондентов газеты в военные годы: собрать материал, сверстать, найти бумагу, вовремя выпустить номер – и тоже в условиях нехватки сотрудников. Поэтому и менялись часто редакторы, с 1941 по 1945 г. 8 человек были редакторами или исполняющими обязанности редактора. В самый напряжённый 1942 г. редактором газеты дольше всех работал В.И. Львов, газета тогда выходила почти через день. Сотрудниками и выпускающими редакторами в годы войны также работали М.А. Горячев, А.М. Полякова, Е.С. Жеребцов, З.В. Смирнова и др. Суздальская газета успешно выполнила свою роль информатора и пропагандиста в годы войны.
Надо отметить, что несмотря на трудное военное время, продолжалось и осознание роли Суздаля в культурно-историческом наследии страны, особенно актуально тема звучала на фоне колоссальных разрушений памятников архитектуры в оккупированных фашистами областях страны. СНК СССР постановлением от 2 сентября 1944 г. поручил Комитету по делам архитектуры при СНК разработать мероприятия по сохранению и реставрации исторических памятников русского зодчества и монументальной живописи во Владимирской области, которые и были разработаны по согласованию с обкомом ВКП(б). 8 апреля 1945 г. принимается постановление СНК «О мероприятиях по сохранению и реставрации памятников архитектуры Владимирской области». По отношению к Суздалю всё чаще повторяется словосочетание, сказанное Игорем Эммануиловичем Грабарём ещё в начале 20-х гг. XX в., – город-музей.
Тогда же, с момента образования при областном отделе по делам архитектуры реставрационной мастерской, в Суздале начинаются реставрационные работы. 22 августа в «Колхозной газете» опубликована заметка А.Д. Варганова, в которой он пишет: «…В настоящее время уже ведутся аварийные работы: проводится укрепление сводов, стен, ремонтируются кровли и т. д. Церковь в с. Кидекша, городской собор, здание Архиерейских палат, Святые ворота, Покровский монастырь являются памятниками первой очереди… Древние памятники нашего города примут свой первоначальный вид». В 1946 г. открывается Суздальский участок реставрационной мастерской, начинается новая страница в истории древнего Суздаля.

Алла Зайкова, 
директор Суздальского филиала 
Владимиро-Суздальского музея-заповедника

.

Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Все для фронта, все для победы!
Другие новости
Объявления Все объявления
Copyright © МАУ ИИЦ «Суздаль-Медиа», 2018. Все права защищены.