Муниципальное автономное учреждение «Информационно-издательский центр «Суздаль-Медиа» Суздальского района Владимирской области
г. Суздаль, Красная площадь, 1 +7 (49231) 2-03-34, 2-08-95

Он оставил яркий след в истории Суздаля XX века

25 Сентября, 2020

25 сентября 2020 года исполняется 115 лет со дня рождения Алексея Дмитриевича Варганова, реставратора, искусствоведа, директора Суздальского музея (1931-1958), Почётного гражданина Суздаля. Этот человек оставил яркий след в истории Суздаля XX века. Он был учёным-практиком, знатоком суздальских памятников, к чьим советам прислушивались многие авторитетные исследователи культурного наследия и истории Владимиро-Суздальской земли. Со многими из них он состоял в переписке. Этот материал посвящается его памяти.

Письма Г.К. Вагнера к А.Д. Варганову
 (1955-1975 годы)

Георгий Карлович Вагнер (1908–1995) – один из самых крупных учёных-исследователей культуры и искусства Древней Руси, доктор искусствоведения, лауреат Государственной премии СССР, Почётный гражданин г. Рязани, автор свыше двухсот печатных работ. Вагнер профессионально был тесно связан с Владимирской землёй. С А.Д. Варгановым его знакомство сначала состоялось заочно. В нашем распоряжении оказалась часть многолетней переписки Вагнера и Варганова – 17 писем Вагнера и одно письмо Варганова.
Самое раннее и самое пространное из писем относится к началу 1955 года, когда Вагнер ещё находился в Приангарье, в местах ссылки, закончившейся в 1953 году со смертью Сталина, и задумывался о будущей работе. 7 февраля 1955 года он отправил Варганову письмо с рассказом о себе, о работе в Рязанском музее и своих научных интересах и достижениях, прерванных репрессиями. Письмо имело целью трудоустройство в Суздальском музее: «Многоуважаемый тов. Варганов! … Сейчас я твёрдо решил вновь вернуться к прежней работе, но так как в Рязани моё место занято, то интерес мой естественно направлен к областям, которые не были бы очень оторваны от Рязани... Суздаль мне рисуется одним из таких мест... Не мог ли я быть полезен Вашему музею?..»
Следующие три письма относятся к 1959 году, когда Георгий Карлович уже приступил к изучению рельефов Георгиевского собора Юрьева-Польского. 19 августа он задаёт Варганову вопрос о камне с рельефом «спящего отрока» от Георгиевского собора, которого он не нашёл во время поездки в Юрьев. В письме послал и рисунок этого отрока. 2 октября 1959 года Вагнер консультируется с Варгановым о некоторых деталях церкви Покрова на Нерли. По этим письмам заметно, как менялись отношения в сторону сближения – душевного и профессионального (от «Уважаемый тов. Варганов» до «Дорогой Алексей Дмитриевич»).
В 1964 году, когда уже вышла книга Вагнера «Скульптура Владимиро-Суздальской Руси. Г. Юрьев-Польской», Георгий Карлович в письме от 1 октября просит Алексея Дмитриевича написать отзыв: «Я собираюсь защищать свою книгу в качестве кандидатской диссертации. Мне бы очень хотелось иметь Ваш отзыв о моей работе как специалиста-реставратора, как начальника Влад[имирских] рест[аврационных] мастерских... Ваше мнение будет очень ценно...»
Два письма Вагнера и ответ Варганова на одно из них датированы 1966 годом, когда Георгий Карлович уже приступил к изучению резьбы белокаменных соборов Владимира. В письме от 2 октября он задаёт сразу несколько вопросов: «...Жалею, что в бытность этим летом в Суздале... не попросил показать мне то растение, которое, по Вашему мнению, очень похоже на орнамент Суздальского собора... По моему мнению... камни во втором ярусе Дмитриевского собора очень сильно переставлены... Что Вы думаете на этот счёт?..» Варганов отвечал, что перестановок камней могло быть много и по разным причинам, поэтому и подлинный раствор установить довольно трудно, но главное – надо разгадать сюжеты. 7 ноября Вагнер продолжает тему рельефов: «Журнал “Советская археология” публикует последнюю статью А.В. Столетова с характеристикой моей книги. Конечно, в этой характеристике есть кое-что справедливое в частностях... А вообще мы ко многому пришли бы сообща, если бы не это отчуждение. Всё же у меня сохранилась хорошая о нём память, как об энтузиасте своего дела».
Четыре письма написаны Вагнером в 1968 году, когда он уже начал работать над книгой о резьбе суздальского Рождественского собора. 12 апреля он консультируется с Варгановым по вопросам «запутанной истории» собора, соглашается с его спорной версией о «промежуточном» соборе Юрия Долгорукого 1148 года. Заключает письмо так: «Желаю Вам здоровья и новых интересных открытий…» 22 апреля, получив от Варганова ответ, он пишет: «Ваше письмо прочитал с большим интересом. Из него видно, что Ваши сведения о Суздальском соборе намного расширились. Как обидно, что Вы ничего не публикуете… » Тут же спрашивает: «...Можно ли в Суздале заполучить (за деньги, конечно) машину с выдвижной вышкой? Ведь с земли трудно обснять всю резьбу... Я недавно читал в “Литературной газете” о том, что в Суздале слишком усердствуют с устройством различных кабачков и кафе. Этот ажиотаж ограничить трудно. Уж слишком овладела некоторыми людьми мысль, что из Суздаля можно выкачивать миллионы…»
Письмо от 30 августа послано из Владимира: «Очень жалко, что не повидался с Вами вторично. Был три раза в Суздале, но Вас там не было. Очень хотел спросить у Вас, что это за резной белый камень лежит в зале наверху (где идёт реставрация). Не остаток ли это резной полуколонны второго яруса собора?» В письме от 5 сентября Вагнер повторяет свой вопрос о камне, предлагает Варганову написать статью «Новые данные о Суздальском соборе Юрия Долгорукого», которая вошла бы в сборник «Архитектура и искусство Древней Руси».
Три письма написаны Вагнером в 1970 году. В одном из них речь заходит о сходстве новгородского и суздальского зодчества. «Насколько я понимаю, – пишет Вагнер 21 февраля, – это касается кладок Юрия Долгорукого. Сам я в вопросах технологии строительства полный профан... Изучая резной орнамент на порталах Суздальского собора, я смог найти ему аналогии только в новгородской деревянной резьбе (на бытовых предметах) начала XIII в. Думаю, что в начале XIII в. (а, может быть, уже и в XII в.) владимиро-суздальские заказчики пользовались услугами не только своих мастеров. В резьбе юрьев-польского собора тоже есть новгородизмы…»
Следующее письмо написано 6 апреля в больнице, где Вагнеру оперировали, уже в десятый раз, голосовые связки. Он пишет, что сдал в издательство «Искусство» большую работу «Белокаменная резьба древнего Суздаля» и добавляет: «Но я с прежней настойчивостью прошу Вас не складывать пера. Пишите, ради всех владимиро-суздальских “святых” о Рождественском соборе, о масках, о чём Вы считаете нужным. Я всё продвину в “Советскую археологию”, а часть – в наш архитектурный сборник».
Последние три письма написаны соответственно в 1973, 1974 и 1975 годах, в последние годы жизни Варганова. В данных письмах Вагнер вновь призывает Алексея Дмитриевича написать статью о новых открытиях в Рождественском соборе, в одном из писем подводит итоги: «Моя “владимиро-суздальская эпопея” с выходом ”Белокаменной резьбы древнего Суздаля” будет закончена. Итого получилось четыре книги за десять лет работы... И Вам желаю не складывать оружие...Крепко жму авраамову руку…»
Этот небольшой эпистолярный блок ещё раз возвращает читателя к живым образам Вагнера и Варганова, свидетельствуют об общности интересов и душевной близости двух крупных учёных, об уважении, которым пользовался Алексей Дмитриевич Варганов у коллег.

Т.П. Тимофеева, историк-краевед,
заслуженный работник культуры РФ, г. Владимир.

Другие новости
Объявления Все объявления
Copyright © МАУ ИИЦ «Суздаль-Медиа», 2018. Все права защищены.